Эти размышления я хотел бы посвятить тактильному чувству или иначе чувству осязания. Именно на информации от тактильных рецепторов врач-остеопат строит диагностическую карту и схему дальнейшего лечения. На самом деле остеопаты, если работают правильно, подключают и т.н. шестое чувство – чувство проприоцепции, или мышечно-суставное чувство. Проприоцепторы, в отличие от тактильных рецепторов располагаются глубоко в мягких тканях:  в мышечных волокнах, сухожилиях , в суставных тканях, в капсулах и связках внутренних органов.

Древнегреческий философ Аристотель, задумавшись о том, как мы познаем окружающий мир, пришел к выводу, что у человека для этих целей существует пять органов чувств: чувство вкуса, обоняние, осязание, слух и зрение. При этом Аристотель относил зрение и слух к высоким чувствам, т.к. они способны рождать полет фантазии и творчество. Музыка, изобразительное искусство – это проявления высоких устремлений человека. А вкус, обоняние и осязание почему-то были оценены, как низшие чувства. Они сближают человека с животными и «высокие» потребности не обслуживают.

На рубеже ХV- XVL веков в Европе усилиями ученых мужей формировался научный подход к познанию окружающего мира. В его основу легли наблюдение и опыт. Изобретатель микроскопа Антонио ван Ливенгук, Галилео Галилей – изобретатель телескопа, помогли расширить и углубить взгляд на природу и космос, дали возможность заглянуть за край нашей видимой вселенной. Это серьезно продвинуло человечество на пути познания. Изобретение книгопечатания тоже привело к повышению значимости именно зрительного анализатора в передаче и запечатлении информации. Таким образом, мнение Аристотеля о том, что зрение – это самое значимое человеческое чувство, подтверждалось. Научный подход к формированию объективной картины мира сводился к тезису: то, что вижу – тому верю.

В медицине совершенствование диагностики болезней так же шло по пути изобретения приспособлений, которые задействовали слух и зрение врача. Рентгенография, УЗИ, томография, ЭКГ, ЭЭГ, даже лабораторные анализы предполагают выведение на какой-то носитель либо изображения, либо графика, либо числовых данных с дальнейшей оценкой этой информации врачом визуально.

Стетоскоп, пожалуй, один из немногих приборов, в которых врач полностью полагается на слух. Но и то, современный эскулап скорее поверит томограмме, чем своему слуху, потому что «визуальные» методы диагностики больше соответствуют принципам доказательной медицины: что вижу – тому доверяю.

Но зрение и слух — это эволюционно молодые органы чувств. Они не присущи ни организмам из царства растений, ни примитивным представителям животного мира. А осязание есть у всех. Плод, находящийся в утробе матери, ничего не видит. Он только перед рождением начинает слышать, но внутриутробно очень хорошо тактильно воспринимает окружающий мир. Мы все кинестеты по своей природе, т.е. еще до рождения способны ориентироваться в себе и окружающем мире через канал тактильного чувства. Поэтому большая часть наших болезней, т.е. отклонений от нормального автономного функционирования наш мозг будет воспринимать через проприоцепцию – т.н. шестое чувство. Его можно сравнить с внутренним осязанием. Так уж вышло, чтобы выжить на этой планете нам прежде всего надо правильно воспринимать информацию от внутренней среды нашего организма.

Врач-остеопат учится доверять не только зрению и слуху, а в большей степени своим тактильным рецепторам. Осязание пока невозможно «объективизировать», т.е. вывести на обозрение в виде кривой графика и шумового эффекта из динамика. Осязание – это глубоко индивидуализированное чувство. От огромного количества рецепторов не только рук, но и всего тела врача информация суммируется и в обработанном виде превращается в акт перцепции, т.е. в восприятие. Это восприятие всегда будет окрашено ощущениями от собственных тканей и органов самого   остеопата. На восприятие будет влиять эмоциональное состояние и направление мысли. Поэтому обязательным условием хорошей пальпации является здоровье и гармоничное состояние самого врача. Иначе, слушая пациента, врач будет слышать только крик своей головной боли!

Чтобы правильно «услышать» пациента нужно уметь владеть своим вниманием. Нужно уметь сосредотачиваться, т.е. удерживать внимание произвольно долго на постоянно меняющихся ощущениях от тканей пациента. При этом важно не пытаться наводить порядок в «чужом доме» тела пациента, а просто слушать отклик и следовать за движением, которое начинается в тканях, когда с ними «правильно» взаимодействуешь.

Сосредоточенности и вниманию помогает визуализация анатомических структур, на которых держишь руки. Поэтому очень важно отлично знать анатомию и представлять патофизиологию процессов, которые мы отслеживаем.

Чаще всего мы сталкиваемся с напряжением в организме пациента. Это еще один параметр, который невозможно «объективно» оценить с помощью «визуальных» методов диагностики. Зато через тактильные ощущения подготовленного специалиста эти ощущения улавливаются легко. Человеку свойственно давать реакцию напряжения в ответ на вызовы от жизни. Мы всегда напряжены, когда сталкиваемся с чем-то условно опасным, неизвестным. Если ситуация, вызвавшая напряжение, часто повторяется, в теле формируется хронический очаг с гиперфункцией. Это может быть гипертонус мышц или гиперхлоргидрия ( повышение кислотности) желудка. А гиперхлоргидрия всегда будет сопровождаться напряжением тканей стенки желудка или тотально или частично, например, в зоне пилоро-дуоденального сфинктра. И это все пальпируется и очень хорошо регистрируется тренированной  рукой.

Подытоживая, могу сказать, что врач должен воспринимать пациента всеми органами чувств, а не только «высшими». И правильно настроенное тактильное восприятие поможет установить дисфункцию в организме человека еще задолго до появления структурных (читай необратимых) проблем, которые на сегодняшнем этапе развития медицины устанавливаются с помощью «визуальных» методов диагностики. Врач должен творчески подходить к развитию своих природой вложенных способностей. И пусть количество поправившихся пациентов будет единственным объективным критерием для оценки того или иного метода лечения.